Потаённая Лхаса Н.К.Рериха [1]
«Дзонг вечером» (1928)

Dzong-at-Evening

Одна из сокровенных тайн в истории жизни Николая Константиновича Рериха — посещение им Лхасы. Удалось ли ему побывать в «запретном городе» — такой вопрос ставился и обсуждался всеми его биографами и исследователями его творчества, неизменно вызывая огромный интерес. Это напрямую связано с верным пониманием жизненной миссии Н.К.Рериха и его творческого наследия, тесно соприкасаясь с его устремлением в священную страну Шамбалу, представления о которой на Западе в его время питались образом популярной Шангри-ла.

Документальными подтверждениями того, что художнику довелось увидеть Лхасу, мы на сегодняшний день не располагаем. Сам он никогда не выступал с прямыми утверждениями на этот счёт. Легенды и намёки, как и определённая устная традиция,— всё это так или иначе присутствует, но, опять-таки, вся жизнь Рериха представляет собой поразительное сплетение мифа и реальности, которое всегда сбивало с толку дотошных исследователей. Доподлинно известно лишь, что по прибытии в Индию художник незамедлительно обратил свой взор к Лхасе и что у него было что обсудить с высшими духовными лицами Тибета. Однако в 20-е годы прошлого века Страна Снегов была по сути «закрытой страной». О том, чтобы Н.К.Рериху во время его пребывания в Индии в 1923–25 гг. выдали разрешение посетить Тибет, не могло быть и речи. Стоило ему вступить на индийскую землю, как колониальные власти установили за ним наблюдение. Прознай англичане, что этот русский тайно побывал в Тибете,— и даже при самом благоприятном стечении обстоятельств все дороги туда и в Британскую Индию были бы для него закрыты.

Проходит всего несколько лет, и Н.К.Рерих прокладывает путь на Лхасу с севера, вполне открыто. В апреле 1927 года Центральноазиатская экспедиция Рериха вышла из Урги (Улан-Батора) и осенью вступила на территорию Тибета. Располагая всеми мыслимыми визами, паспортами и документами, Посольство буддистов Запада во главе с Н.К.Рерихом направлялось в Лхасу для официальной встречи с Далай-ламой XIII. Однако в результате вмешательства британских спецслужб вся Экспедиция была вскоре остановлена и задержана на сторожевых заставах. Лишь весной 1928 года, после пяти долгих зимних месяцев, чудом пережитых в летних палатках в услових высокогорья, Экспедиции крайне неохотно позволили двинуться дальше, в Индию, но только тяжёлым кружным западным маршрутом в обход Внутреннего Тибета, с тем чтобы держать Н.К.Рериха как можно дальше от Лхасы. Больше он на эту землю не ступал, хотя образы Тибета и Гималаев стали важнейшей частью его творчества.

В 1924 году H.К.Рерих впервые написал два вида Лхасы: знаменитый дворец Далай-лам Поталу и главный вход в город, западный, включив их в серию Тибетский путь и назвав одинаково — Святыни [2] (ил. 1 и 2). Эти произведения входили в экспозицию Музея Рериха и воспроизведены в большой монографии работ художника, вышедшей в 1926 году в Нью-Йорке в издательстве «Брентано» [3]. Представленные здесь ракурсы следуют за фотоснимками (ср. ил. 3 [4]), ставшими весьма популярными на Западе после выхода книг о британской военной экспедиции Янгхазбенда 1904 года в Тибет и о посещении европейцами Лхасы. К тому же и по своему характеру эти работы Н.К.Рериха определённо отличаются от листов его путевого альбома и должны были восприниматься как своего рода дань уважения великому городу. Как и задумывалось, Святыни не вызвали особых вопросов и подозрений.

holies-2-210Ил. 1. Н.К.Рерих. Святыни [врата в Лхасу]
(по репродукции)
holies-1-310Ил. 2. Н.К.Рерих. Святыни [Потала]
holies-1-210Ил. 3. Британский экспедиционный корпус на подходе к вратам в Лхасу (наверху) и в городе, на марше под Поталой (внизу)

icon-search32 смотреть подробнее

На примере двух других картин из Тибетского пути видно, что художник умел и любил работать с чёрно-белыми источниками (см. ил. 4 [5] и 5 [6], 6 [7] и 7 [8]).

holies-2-210Ил. 4. Н.К.Рерих. Пхари. 1924
(по репродукции)
holies-1-210Ил. 6. Н.К.Рерих. Гобши. 1924
holies-2-210Ил. 5. Дзонг в Пхари holies-1-210Ил. 7. Дзонг в Гобши

icon-search32 смотреть подробнее

Можно только догадываться, как стремился он написать Поталу и Лхасу в цвете. Два таких полотна были созданы Н.К.Рерихом в последний период его жизни ([9]), но это тема для отдельного исследования.

При взгляде на картину Дзонг вечером сразу понимаешь, что художник видел это своими глазами и, по своему обыкновению, запечатлел образ места почти с фотографической точностью. Это какая-то конкретная местность, увиденная с определённой точки, в совершенно определённое время суток. На переднем плане — неширокая тибетская улица с характерными каменными строениями и вдали — яркое закатное небо над грядой тёмно-синих гор, с которыми почти сливаются силуэты темнеющих холмов в долине…

Нужно сосредоточить внимание на очертаниях этих холмов, чтобы не совсем привычные формы правого из них вызвали мысль о возможных строениях близ вершины — во главе, еcтественно, с несравненной Поталой. Ну а после этого дело уже за интернетом с его обширной фототекой. Сличая контуры окрестных гор и прочие видимые детали местности, окончательно убеждаемся, что два холма — это лхасские святыни Потала и Чакпори. И что перед нами древняя столица Тибета, но не та парадная, известная по множеству фотоснимков и зарисовок вблизи Поталы, а при взгляде с восточной стороны, из точки немного левее, чем у современного снимка, сделанного с крыши гостиницы неподалеку от монастыря Чжоканг — главного объекта поклонения в Лхасе (ср. ил. 8, 9 и 10 [10]). Авторская датировка (№ 40 1928), обнаруженная под заклеивающей бумагой на обороте, позволила определить авторское название — Dzong at Evening [11], или Дзонг вечером [12]. Нельзя не отметить, что само оно как бы изначально исключает всякую мысль о Лхасе: сколько дзонгов (крепостей, замков) раскинуто по Тибету и изображались Н.К.Рерихом, нередко безымянными, но чтобы не упомянуть саму Поталу…

holies-2-210Ил. 8. Н.К.Рерих. Дзонг вечером. 1928 lhasa-ostИл. 10. Вид Лхасы с востока (фрагмент). Фото О.М.Норзунова. 1901 holies-2-210Ил. 9. Современное фото Лхасы. 2007

До 1935 г. картина входила в собрание Музея Рериха в Нью-Йорке, там никто ничего не приметил. Что неудивительно: ведь не только в ту пору, но на протяжении всего ХХ века, вплоть до появления массового интернета, для этого надо было бы самим побывать в Лхасе. Судя по дошедшим до нас материалам (в том числе личным дневникам) и устной традиции, о подлинном содержании этой картины не знали даже ближайшие сотрудники Рерихов. После 1935 года она оказалась у Л.Хорша, который впоследствии окрестил её Тибетская деревня [13]; под этим названием она с середины 1970-х находилась в коллекции нью-йоркского собирателя. Широкой публике картина стала известна после воспроизведения в 2011 году в альбоме художественного творчества Н.К.Рериха. [14]

Сегодня мы понимаем, что приоткрыть эту тайну до срока — значило бы перечеркнуть то, ради чего Рерихи прибыли в Индию. Вместе с тем художнику важно было засвидетельствовать сам факт своего посещения Лхасы, так чтобы это не ускользнуло от внимания потомков (которым предстоит ещё разгадывать, когда и как это было).

С точки зрения художественных достоинств, это сравнительно небольшое полотно занимает подобающее ему место среди сотен других пейзажей и видов Тибета в обширном наследии Н.К.Рериха. Однако заложенное в нём свидетельство, сохранённое для будущего и ставшее явным в XXI веке, делает эту картину поистине уникальной.

Примечания

Первоначальное сообщение (два варианта): MacDougall's Russian Art: Wednesday 27 November. — L.: MacDougall Art Ltd, 2013. — С. 28-31; см. также: http://www.macdougallauction.com/Indexx1113.asp?id=11&lx=a (дата публикации 28.10.2013).

В авторском списке № 36 и № 37 за 1924 год: Трепша Г., Борисов Ю. Авторский список художественных произведений (картин) Н.К.Рериха за 1917–1924 гг. (2006; обновл. 2011) // http://www.roerich.org/materials/list1917-1924.html.

Roerich. Himalaya. A monograph / Articles by F.Grant, M.Siegrist, G.Grebenstchikoff, I.Narodny, and “Banners of the East” by Nicholas Roerich.— New York: Brentano’s Publishers, [1926].— С. 37, 83.

Waddell L.A. Lhasa and Its Mysteries: With a Record of the Expedition of 1903-1904. 2nd ed. — L.: J.Murray, 1905. — С. 330 (на вклейке).

[Roerich Museum:] Catalogue. [8th ed.].— New York: Roerich Museum, [1930].— С. 22. — № 491; воспроизведение (под названием “Himalayan” Series): Roerich. Himalaya. A monograph… — С. 100.

Waddell L.A… — С. 96 (на вклейке).

[Roerich Museum:] Catalogue… — С. 22. — № 492.
В художественном каталоге МЦР эта картина ошибочно названа Дзонг вечером (Центр-музей имени Н. К. Рериха: Каталог. Живопись и рисунок. Николай Рерих. Святослав Рерих. Юрий Рерих. Елена Рерих / Под общ. ред. Л. В. Шапошниковой: В 2 томах. — Т. 2. — М., 2010. — С. 771 (2.1.69); см. также на сайте МЦР), что нередко случается с работами Н.К.Рериха, прошедшими через руки Л.Хорша, когда надписи на обороте принимаются на веру, без надлежащего анализа их происхождения и достоверности. Сравни прим. 13 ниже.

Waddell L.A… — С. 280 (на вклейке).

В 1939 году, по заказу Чарлза Крейна, видного американского дипломата и друга Николая Рериха, была написана Потала (ил. 11), и одним из последних полотен в жизни Н.К.Рериха стала Лхаса 1947 года (ил. 12). holies-2-210Ил. 11. Н.К.Рерих. Потала. (Твердыня Тибета). 1939 holies-2-210Ил. 12. Н.К.Рерих. Лхаса. 1947

http://collections.lib.uwm.edu/cdm/singleitem/collection/tibet/id/111/rec/5; об авторе фотографии: Tibet in the earliest photographs by Russian travelers, 1900–1901 / Edited by A. Andreyev. — New Delhi: Studio Orientalia, 2013. — С. 94–5 и др.

[Roerich Museum:] Catalogue… — С. 34. — № 870.

Так в переводе с английского. Авторский список работ Н.К.Рериха за 1928 г. никогда не попадал в руки исследователей и местонахождение его (если он вообще сохранился) неизвестно.

На обороте картины имеется фрагмент стандартной музейной этикетки, с вписанным названием Jlp La и номером 493 (что формально соответствует Jelap-La в каталоге Музея Рериха 1930г.), причём название это вычеркнуто и подписано другое — Tibetan Village (у Н.К.Рериха оно не встречается), номер же не тронут. Все эти надписи почерком Л.Хорша, и, по опыту, на таковые нельзя полагаться, поскольку степень их достоверности крайне низкая.

Николай Рерих [альбом]: В 2 томах. — Самара: Агни; М.: Академия художеств; Цюрих: Кунст Бератунг, 2011. — Т. 2. — С. 466.